Финчер пообещал необычайное зрелище. По трейлеру было понятно, что самый знаменитый перфекционист в кино разошелся на полную. Для зрителя не знакомого с большинством актеров только Гари Олдман выдавал, что фильм на самом деле снят в наше время. Я ждал его, я ждал от него не только потрасающего зрелища в виде стиля съемки 30-ых и аналогичного звука, но и зрелища драматургического и сценарного. Критики еще до премьеры писали, что фильм оценят не все, а только люди заинтересованные в истории кино и Голливуда. С этим проблем нет, но то, что я в итоге увидел в фильме, до сих пор не поддается однозначной оценке, поэтому хочу разложить это неоднозначное кино на черное и белое.

Белое

Начнем со стопроцентно хорошего. Фильм начинается динамично, нас знакомят с остроумием и иронией главного героя, переплетают два сюжета из двух времен. Действующим лицом обоих является сам Манк. Здесь всё может настроить на большое зрелище, в фильме есть настольгия по прошлому, ощущение будто попал в старинную фотогрфию. Неоспоримым преимуществом картины также является Гари Олдман. Он, конечно же, актер высшего класса. Ну и каждый кадр, каждая смена кадра и момент, в который это происходит, всё выверено с математической точностью, это же Финчер.

Одной из деталей, которая дополняет как тему фильма, так и добавляет ему обаяния — обозначение флешбеков титром, в котором присутствуют сценарные термины. Например такие элементы как «EXT» — экстерьер, именно так в сценариях обозначают, что сцена уличная. Даже шрифт, которым эти титры написаны является исконно сценарным. Это всё лишь внешние элементы, которые порадуют тоже только искушенных зрителей, но мелочь приятная.

Сразу понравилось то, что это фильм не о том, как Херман Манкевич писал сценарий «Гражданина Кейна», хотя добрую половую фильма он этим и занимается, а также не о том какие сложные взаимоотношения ложились между ним и Орсоном Уэллсом, режиссером и соавтором того самого «Гражданина Кейна». Фильм о том, как рождается великое произведение, из чего оно собирается в голове у автора, как он использует жизненный опыт.

Черное

Много политики. Серьезно, вторая половина фильма забывает, всё то, о чем говорила, и начинается тема противостояния политических взглядов, в которых, естественно, замешан сам Манкевич. Нам вроде бы дают понять, что его политические взгляды способствовали тому, что он преобретет опыт, который позже переплавит в сценарий «Кейна». Но с каждым разом, когда градус политики на экране повышался, пропорционально ослабевала режиссура и сама история.

Вопреки ожиданиям, Орсон Уэллс здесь лишь сторонняя фигура. Всего парой штрихов было намечено, какие натянутные отношения возникли между Манком и Орсоном Уэллсом. Это наверное правильно, потому что фильм избрал своей целью рассказать именно о Манке как о самодостаточном творце, и чтобы его перестали воспринимать в связке с Уэллсом. Так что требовать этого от фильма я не имею права, но немного не хватило мотивов их «конфликта». К слову, перед просмотром полезно было бы узнать об этой истории, потому что фильм практически не поясняет большую часть причин их столкновения.

Черно-белое

Сразу после просмотра, фильм оставил то привычное ощущение пустоты, которое у меня остается от фильмов Финчера, и эта пустота далеко не в хорошем смысле, не то, что принято называть катарсисом. Но это совершенно точно не фильм первой эмоции. По-немногу в голове складывается пазл фильма, что в нём было и зачем. От своих претензий к нему я не отказываюсь, но замысел очень интересный, фильм имеет свою яркую индивидуальность, оригинальный подход к раскрытию незаезженной идеи, поэтому ознакомиться с ним нужно.

Источник: zen.yandex.ru